Грамотный подбор снаряжения для спелеологии, промышленного
альпинизма, альпинизма и сложных экспедиций.Тренировки,
экспедиции, соревнования и многое другое.

()

Экспедиция команды CAVEX в пещерную систему Cernelsko Brezno (Veliko Sbrego) -1241м. (Монте Канин, Юлианские Альпы, Словения)

«Залепило плавутки» со словенского языка на русский переводится как «Склеить ласты».

 

 

 

Следуя традиции сообщать об удачном окончании экспедиции лишь после того, как все участники благополучно доберутся до дома, мы не спешили с отчётом о результатах экспедиции  CAVEX в пещерную систему Cernelsko Brezno (Veliko Sbrego) –1241м. Monte Kanin, Юлианские Альпы, Словения-Италия.  Вчера я получил SMS-ку от  Валеры Акуленко, что он доехал до Междуреченска:  у него всё в полном порядке.
Теперь со спокойной совестью можно сказать, что наша экспедиция завершена, все живы и здоровы, задуманная программа выполнена.

Из пещеры вынесен  мусор, скопившийся в лагерях  -600 и -1000. Те мешки с мусором, которые вытащить не успели (2 транспортника),  ''захоронили'' в песочном пляже недалеко от  лагеря -1000.
Из основного  ствола пещеры  (верхний вход) до глубины 600м вытащили на поверхность большую часть старых веревок.
Реставрирована навеска. Заменена вся верёвка: только на основной ствол  потребовалось 2300 метров. Новая веревка добавила безопасности, но для полного успокоения в будущем не помешает забить десяток  крючьев.
Разведан  сифон на дне пещеры. Двое подводников, Олег Kлимчук и Юрий Базилевский, успешно прошли сифон (-20м / 80м) и вышли в новую часть. Это большая наклонная галерея с высоким потолком, шириной 30-40м и длиной не менее 300м. В конце галереи следующий сифон.  Варианты обхода этого препятствия вроде бы есть.

У пещерной системы Cernelsko Brezno (Veliko Sbrego) –1241м  четыре независимых входа разной протяженности и глубины, которые соединяются в районе лагеря -1000. Наиболее простой и легкий путь к сифону - через вход «Gulliver», который на 300 метров ниже основного, самого верхнего входа «Veliko Sbrego»,  и не имеет большого количества узостей и меандров, как  два других – «Korova» и «Bread for Fox».
Многолетние  исследования Cernelsko Brezno (Veliko Sbrego) и большинства пещер этого района ведутся силами  небольшой итальянской  группы из Триеста под руководством Роберто Антонини (Roberto Antonini (Beкu)).   Вход Gulliver  был соединен с основной системой  в августе этого года, до этого попадать на дно пещеры приходилось либо через сложные и узкие Korova и Bread for Fox, либо по длинному обводненному руслу основной ветки.
До 600 Veliko  вполне обычная для Канина пещера: каскады колодцев разной глубины, разделенные несложными меандрами. В конце каскада впечатляющий отвес  -180м. Потом пара небольших колодчиков и  выход на хорошую реку с приличным водотоком. Дальше путь вниз идёт по  каньону реки. Периодически приходится уходить от воды верхними - старыми - этажами на  высоту 30 – 50 метров, затем снова спускаться и т.д. Большие залы с громкими водопадами сменяются тихими затопленными галереями.  Здесь, на восхождениях и траверсах, разматывается большая часть веревок. Вся пещера превосходно обвешена, даже пластиковый комбинезон кажется лишним: можно спокойно работать в легкой кордуре.     
После лагеря -1000  обводненные колодцы чередуются с большими обвальными залами (Ciclop’s room), через которые найти дорогу к донному сифону не так-то просто. Завалы и  узковатые переходы не позволяют быстро двигаться с мешками. Кстати, эти  завалы производят достаточно неприятное  впечатление. Именно сдвиг камней в одном из завалов, стал причиной  гибели итальянского спелеолога зимой 1990 года.  

Впервые работать в Veliko Sbrego - совместно с группой Роберто Антонини - нам довелось в августе 1996 года. С тех пор мы не раз мысленно возвращались в эту пещеру.
В сентябре 1997 года  итальянцы осуществили экспедицию с целью погружения в донный сифон. Итальянский подводник  Гиани Гуадоти (Gianni Guadotti) прошел перегиб на -43м и всплыл в галерее до -30м. Широкий подводный туннель просматривалась далеко вперед. Но разум у Гиани от глубины не помутился, он остановился и повернул назад. Вынырнул Гуадоти  в плохом состоянии,  на последних запасах воздуха, с маской в крови и сильно переохладившись. Пещера стала глубже на 43 метра.
Годом позже мы договорились  с известным словенским подводником Тома Верховец о ещё одной попытке погружения в сифон. Наша команда  должна была решить задачу заброски подводного снаряжения для Тома. Но трагическая весть о гибели  нашего словенского друга в очередном сифоне не позволила сбыться этим  планам. 
 
Лагерь "Станция". Крубера- Воронья. Октябрь 2005Осенью 2005 года, в подземном лагере «Станция» пещеры Крубера–Воронья,  мы радовались прохождению сифонов и достижению новой глубины. Сделав по глоточку спирта,  принялись обсуждать планы на будущее. В висках приятно шумело, весь мир казался добрым и отзывчивым, а самые бредовые и невероятные мысли настойчиво лезли в голову.  «А почему бы не вернуться на Монте Канин и не поработать в  Cernelsko Brezno (Veliko Sbrego)?» По Канину соскучились, да и Veliko, пожалуй, самый красивый «километр» в мире. Решено. Едем! На поверхность мы выходили, твёрдо зная, что будем делать в октябре 2006 года.
У  пещеры, в которую мы собирались, так же как и у Крубера-Воронья,  двойное название. Первое  -Veliko Sbrego -  было дано первопроходцами в 1989 году и состоит из словенского слова Veliko, что,  как легко догадаться, означает «большой», «великий», и Sbrego, по-моему, переводится с итальянского, как галерея, каньон. Современное  название Cernelsko Brezno появилось позже и переводится со словенского языка как «Чернельская пропасть». Вход находиться под доминирующей вершиной этого района – «Чернельская Шпица».
 
Итак, мы решились на еще одну попытку Юрий Базилевский. Погружение в сифон "Квиточка". Крубера-Воронья. Октябрь 2005.прохождения сифона в знаменитой пещере Монте Канина. Наши словенские и итальянские друзья с радостью и, в тоже время, с понятным скептицизмом и немалой долей иронии восприняли нашу идею. Прохождение сифона  казалось мало реальным: слишком глубоко нырять и  далеко от входа.  В Европе после нескольких попыток на этом сифоне поставили жирный крест. Кроме этого, всех смущало выбранное нами  время года. Обычно в этих районах  Словении и северной Италии в октябре идут сильные дожди, и спелеологические исследования практически приостанавливаются.

Извините, но  я еще раз заострю внимание знатоков географии на том, что Монте Канин - это Словения, а не Словакия, и вообще, и словенцам и словакам не очень приятно, когда их путают.

Состав для работы в пещере подобрался рабочий.  Кроме 14-ти спелеологов, прибывших из Украины и России, была команда из четырех чехов (Kota1000, рук. O.Stos (Spider)), которая в первые экспедиционные дни помогала нам забрасывать на гору груз. На выходные  к  нам на помощь присоединялись  cловенцы (Спелеоклуб Любляны) и две команды итальянцев: из Триеста (рук. R.Antonini) и Grupo Grottо Brecia  (рук. M.Rivadossi (Pota)). Всё время с нами был русский чех Зденек Дворжек. Он уже  давно и так ловко вписался в наш коллектив, что никто из итальянцев не догадался, что русский язык для него не родной.  Обещал приехать Серхио, но серьезная работа его не пустила.
Нырять в сифон  готовились трое подводников. Запасов необходимого снаряжения и продуктов было достаточно. 
Заброска к базовому лагерю экспедиции (Бункер 1955м над уровнем моря), как мы и предполагали, осуществлялась в дождливую погоду. Носить приходилось от станции «В», набор высоты более километра. Дорога хоть и крутая, но  хорошо промаркирована. В тумане теряли тропу и долго блуждали почему-то только наши чешские друзья, хотя для них Канин - дом родной: бывают они там гораздо чаще, чем мы. Наверное, это их и подвело. Спайдер и его товарищи с тяжелыми рюкзаками вышли наверх первыми рано утром, а пришли в Бункер уже в темноте, совершенно мокрые.
Честно говоря, на  погоду жаловаться  было бы несправедливо, дожди шли сильные, но вскоре неожиданно кончились. Иногда даже выглядывало приятное, но чуть теплое и очень короткое,  солнышко. Было два урагана. В одном мы гордо выстояли,  в другом сильный ветер  в смешные лохмотья изорвал кухонный тент и унес в сторону Италии  нашу самую настоящую альпинистскую  палатку. В палатке было снаряжение троих несчастных, ничего не подозревающих спелеологов, в этот момент находившихся под землей. Ураган разметал их одежду и спальники в разных направлениях.  К счастью, большинство вещей, а главное  - документы, удалось найти по горячим следам. Остальное собиралось позже, а то, что осталось от  палатки, нашли совершенно  случайно и не там, где искали.

Надо признаться, что в подготовке экспедиции  у нас были ляпы и проколы. Мы долго и мучительно получали визы, были накладки с подводными баллонами, травили вентиля, не было полной  информации о пещере, о новом ходе Gulliver  мы узнали в последние дни перед самым отъездом.   Дополнительные 800 метров веревки, которые мы отправили в Словению со Зденеком ещё летом, нам удалось забрать у Рока Стопара в  последний момент, когда стало понятно, что нам просто нечего вешать. В  последние годы, исследуя Крубера-Воронья, мы отвыкли работать в глубоких пещерах без подземной связи. Мы остро ощутили это на Канине. В какой-то момент мы чуть было, не остались без карбида на дне. Недостатки организации чувствовались в ходе всей экспедиции. Может быть, мы слишком везучие, может быть, дружный и в меру беззаботный  коллектив, но каким-то образом нам всегда удавалось решать возникающие проблемы без потерь.  
 
Ещё не до конца забросив снаряжение на гору, мы приступили к навеске пещеры с  верхнего входа. Это было несложно. Мы просто  меняли веревку, добавляя в стрёмных местах крючья. Роберто показал нам вход «Gulliver», но просил им пользоваться только  в экстренной ситуации, т.к. там висели веревки диаметром 8 миллиметров. Итальянцы Пота и Лилу, отлично поработав,  навесили непростую часть  от 600 до 840.  Вдобавок  они притащили кислород для погружения, которого у нас не было.  Потихоньку всё двигалось, но мы понимали, что времени в обрез и расслабляться нельзя.
В ходе экспедиции  мы постоянно чувствовали заботу наших европейских коллег, особенно Грегора Пинтара,  с самого первого дня помогавшего нам. Грегор не только решал все возникающие вопросы в Словении, но и затаскивал на гору тяжелые баллоны поднимал из пещеры  мешки со старой веревкой.
Когда мы добрались до сифона, то увидели большое круглое зеленое озеро. Прозрачность - фантастическая.  Наклонная широкая труба уходит под свод. Можно бросить камень и долго смотреть, как он валится в бездну. Я никогда в жизни не видел таких красивых сифонов с идеальными формами настоящего колодца, ведущего на 50 метровую глубину.  Нырнуть в такой сифон мечта любого спелеоподводника. Над сифоном натянут троллей из старенького эдельрида,  ведущий к каким-то неприятным щелям. Что там? Конечно же, Роберто пытался обойти сифон, вот и осталась  веревка.  В тот момент я был больше озабочен поисками подводных грузов прошлых экспедиций, которые должны были валяться где-нибудь поблизости, и даже не проверил, куда ведёт троллей. Груза я не нашел, зато в лагере -1000, отогреваясь  в спальниках, Роберто рассказал нам о веревке над озером, натянутой 16 лет назад. Оказывается, она приводит к  маленькому сифончику?!
Отлично! Может быть это, как раз то, что нам нужно?!
Группу Клима, я встретил в районе пятисот. Они уныло брели с тяжелыми мешками вниз, я почти налегке  бежал наверх.  Что-то у них не складывалось, было уже поздно, а до лагеря им далеко.
Мне не хотелось, что отец троих детей с размаху плюхнется в 50-метровую глубину манящей трубы красивейшего  сифона, и сразу рассказал Олегу о маленьком сифончике за троллеем.
- Шанс не большой, но он есть. Попробуйте! 
Новость понравилась. Глаза у Клима заблестели.    
 
План был прост. Юрий Базилевский, как наиболее опытный технодайвер, готовится к погружению в большое озеро. Собирает снаряжение, одевается и ждёт. Ждет он до тех пор, пока Олег Климчук  не проверит маленькое озеро и не даст информацию. Баллонов с воздухом достаточно для нескольких погружений, можно экспериментировать. Ассистируют героям подводникам  «волки – бармалеи»: Федотов, Викорчук, Хохрин, Илингин и феодосийская тигрица Юлья Савенко.


   
Пусть плачет вся Европа. Олег Климчук блестяще  выполнил поставленную задачу, правильно сориентировался, нашел проход и выплыл на том берегу сифона.
Как и следовало ожидать, маленький сифон на 20-метровой глубине  выпадал в основную галерею уже за перегибом. Подводный туннель плавно поднимается. В прозрачной воде отлично видно  зеркало всплытия. Сифон пройден! За ним большая пещера! Напряженность снята. Бармалеи ликуют и поют песни, на радостях ставят чай.  БЗ, расстроенный тем, что ему не дали поплескаться в настоящем сифоне, тихонько ругаясь и стуча от холода зубами, стаскивает с себя гидрокостюм.  Ничего БЗ, не переживай, завтра сходите вдвоём  в ту часть пещеры, где ещё никто не бывал.
На следующий день, уже в паре, совершенно не замутив кристальную прозрачность, два подводника сплавали в новую часть. Длина сифона 80 метров, по готовому шнурку проходится быстро. На той стороне отличный пляж, можно гулять в ластах, за ним – большой круто наклонный зал.  Среди камней одиноко валяется старый поржавевший  баллон итальянского подводника, снесенный паводком. Свет фонарей теряется в потолке. Река уходит в завал. Есть притоки. Метров через 300 по горизонтали следующий сифон. Набранную в новой части глубину оценить сложно, метров 40-50, да это пока и неважно. Главное - легендарная пещера снова продолжается!  Ну что ещё можно пожелать удачливому спелеологу?!
За  короткую экспедицию мы видели три времени года: бархатное лето, мокрая осень и начало альпийской зимы. Концовка экспедиции прошла в хорошем настроении, под выпавший снежок и на пустой желудок. Для переноски груза вниз организму нужны углеводы. Когда нет гречки, а  макароны закончились три дня назад, отлично помогают старая пачка сухого молока и сладкие таблетки от кашля. Сизиков и Мазур великолепно  акклиматизировались и показывают лучшее время на сброске. У Акуленко болит колено и, пока он не спустится,  все томятся в ожидании ночного завтрака. Холодает.  В крынице (это такой маленький пастуший  домик, спасавший нас ещё в зимней экспедиции на Чеки-2), дверь  которой мы бессовестно вскрыли, есть газ и печка. Валера всех накормит, а Олег  Лущевский натрет его больное колено восточными мазями.
Экспедиция подходит к концу.  Двое  просрочили  визы. Ничего, в аэропорту договорятся. Может быть, офицер пограничник пожалеет и не поставит ужасный штамп, надолго запрещающий  въезд в страны Шенгена. Пора разъезжаться.  Шесть  человек летят самолётом, а большинство до Ужгорода на автобусе, затем поездами. Кому-то относительно близко, а кому-то  ещё так далеко. Надо суметь добраться до родных мест. Ведь экспедиция заканчивается дома в ванной, а не в плацкартном вагоне.

Я поздравляю всех спелеологов постсоветского пространства с первым прохождением сифона  глубокой европейской пещеры, желаю здоровья, счастья и безопасных исследований. 
В следующий раз мы попробуем нырнуть  в…, ой, чуть не проговорился, это пока тайна. Нырнём, расскажем. 
Большое спасибо тем, кто нам помогал, переживал и радовался. Большое спасибо Року Стопору и всем нашим  друзьям в Словении и Италии.  Спасибо Кате Яцуценко за помощь в оформлении документов и получении словенской визы.

Будущий август Cavex планирует работать в Юлианских Альпах. Поживём - увидим.
 
В экспедиции использовалось железо Kong.
Фотосъёмка велась аппаратурой Canon. 

Хотел быстренько  написать сухой отчет, но не получилось…
Извините, в другой раз.

16 ноября 2006
Провалов Денис


Участники экспедиции

 

 

 

 

Хроника экспедиции

Результаты

Участники

Фотографии

 

Экспедиции

 

     

 

Микроблог CavexClub